мир номер ноль

Текст и традиция. Альманах № 9 (2021)

мир номер ноль

Вышла книга



Достоевский в медийном пространстве
современной русской культуры

/ С. А. Кибальник, О. А. Кузнецова, Е. К. Муренина,
С. П. Оробий, К. Н. Отева // отв. ред. С. А. Кибальник. —
СПб.: ИД «Петрополис», 2021. — 304 с.

ПРЕДИСЛОВИЕ (С. А. Кибальник, О. А. Кузнецова, Е. К. Муренина, С. П. Оробий, К. Н. Отева)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ О ТВОРЧЕСТВЕ Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО (С.А.Кибальник)
Глава первая. Достоевский без достоевщины. Проблемы современных медийных и научных интерпретаций творчества Достоевского
Глава вторая. Образ Достоевского и образ России
Глава третья. Основные тенденции современного изучения творчества Ф. М. Достоевского
Глава четвертая. Миф о тождестве героя и автора «Записок из подполья» в философской публицистике русского зарубежья и в медийном пространстве современной российской культуры
Глава пятая. Анти-Неврозов. О том, как Н. Н. Страхов оклеветал Ф. М. Достоевского и почему эта клевета будет жить вечно
Глава шестая. Достоевский в «Одине» Дмитрия Быкова
Глава седьмая. «Если Бог есть, то всё позволено» (Центральная метатема творчества Достоевского в современной европейской психоаналитической философии)

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТЕАТР. ЛИТЕРАТУРА. МЕДИАСРЕДА
Глава первая. Достоевский в современном театре: адаптация как интерпретация текста (К. Н. Отева)
Глава вторая. Достоевский в театральном пространстве XXI в. (Е. К. Муренина)
Глава третья. Невербальный Достоевский: «Идиот» и «Братья Карамазовы» на балетной сцене (О. А. Кузнецова)
Глава четвертая. Достоевский и #достоевский в современной медиасреде (С. П. Оробий)
Глава пятая. «Мир без Достоевского»? (О ценностной ориентации современной русской литературы по сравнению с русской классикой XIX века) (С.А.Кибальник)

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ДОСТОЕВСКИЙ В ВЕК МЕДИА
Глава первая. Достоевский в век медиа (С. П. Оробий)
Глава вторая. Достоевский как личное дело каждого (С. А. Кибальник, С. П. Оробий)
Глава третья. Достоевский в XXI веке (С. А. Кибальник, С. П. Оробий)
Глава четвертая. Мир без Достоевского (С.А.Кибальник)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ (С. А. Кибальник, О. А. Кузнецова, Е. К. Муренина, С. П. Оробий, К. Н. Отева)

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН (Л.А.Тимофеева)

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
мир номер ноль

Существительное и глагол

Читаю и перечитываю новую книгу Александра Гениса «Кожа времени» (2020).


В ней автор прощается с прошлым (часть I «Некрологи»), ловит настоящее (часть II «Кожа времени») и напоминает о вечном (часть III «Заповеди»). Занятная деталь, заметная генисофилам: из «Некрологов» исчез текст «Памяти книги» (впервые — в сб. «Шесть пальцев», 2009), зато в «Коже времени» появился раздел «Как мы читаем». Неспроста: прощание с книгой оказалось преждевременным, при этом за минувшее десятилетие книга из существительного стала глаголом.

Это метафора не моя, а футуролога Кевина Келли, который в книге «Неизбежно» пишет о том, что культура входит в состояние потока:
«В следующие 30 лет на наших глазах определенные понятия, например автомобиль, обувь, будут превращаться в неосязаемые глаголы. Продукты начнут трансформироваться в услуги и процессы. Данные не могут оставаться без движения». «[Так и книги вскоре] на всех этапах существования правильнее будет рассматривать как процесс, а не артефакт… Книга перестает быть просто текстом на бумаге, а наделяется сложным комплексом взаимоотношений. Она становится непрерывным потоком процесса мышления, написания, исследования, редактирования, переписывания, обмена, социализации».

В «Памяти книги» Генис писал:
«меня страшит, что компьютер убьет не столько книгу, сколько ее идею. Оставшиеся без переплета страницы вовсе не обязательно читать все и читать подряд… Получается, что я, в сущности, оплакиваю не книгу, а переплет. Однако он-то и создает композицию, иерархию, дисциплину, другими словами — цивилизацию. Книга учит, как ее читать…»
Сеть лишила книгу тела (переплета), однако конвертировала ее душу (текст) во множество форм: аудиокниги, саммари, фанфики, рекомендательные сервисы. В перспективе она слепит из миллионов томов метакнигу — правнучку нынешней Википедии, ведь
«процесс чтения становится социальным. С помощью экранов можно делиться с другими не только названиями книг, которые мы читаем, но и нашими впечатлениями и комментариями. Фактически интенсивная система гиперссылок между книгами сделает каждую из них плодом совместных усилий пользователей сети. […] [Г]лавное, что появилось благодаря революционному переходу литературных произведений в цифровой формат: во всеобщей библиотеке нет книги, которая была бы как остров, сама по себе. Они все взаимосвязаны» (Келли).
В прежней культуре книги были ульями, куда писатель нес для читателей все лучшее, что мог найти — мед смысла. Вернее, ульем была вся та культура с ее идеей бумажно-библиотечного накопления. Но теперь мы переселяемся из улья в муравейник, виртуальная природа которого призывает не копить, а делиться.

Короче, можно прощаться с книгами (существительное), но не с чтением (глагол), новые правила которого нам еще предстоит освоить. Книжник относится к этому ностальгически:
«Мы живем в переломную эпоху, когда бумажные книги еще с нами, но мы уже их оплакиваем, как приговоренных. Ностальгия по неисчезнувшему — лирический феномен, отстраняющий библиотеку. С появлением интернета, однако, чтение стало не только медленным, но и дискретным. В наши тучные дни, когда у каждого под рукой оцифрованная цивилизация, читатель обречен страдать от всеядности. Информационное изобилие оглушительно и рискованно, как выигрыш в лотерею. Получив больше, чем просили и надеялись, мы стали обладателями книг с бесконечными комментариями. Е-книга настолько богаче бумажной, что выходит за собственные границы, переставая быть книгой. И я, заменяя новой библиотекой старую, исподволь вздыхаю по тем временам, когда каждая книга жила сама по себе — без помощи Сети, справки Википедии и совета фейсбука» (Генис).
Футуролог — спокойно:
«Чтение с экрана стимулирует формирование более прагматического типа мышления. Если во время сканирования текста пользователь столкнется с неизвестным ему фактом или новой идеей, у него есть несколько возможных вариантов: изучить вопрос, узнать мнение виртуальных друзей, найти альтернативные точки зрения, создать закладку... Чтение книг усиливало наши аналитические навыки, стимулировало продолжать разбираться в вопросе. Чтение с экрана формирует навыки быстрого принятия решений, помогает связывать одну идею с другой, делает готовым к восприятию тысяч новых идей, которые появляются ежедневно... В книгах нам преподносят готовые истины, в виртуальной реальности каждый из нас собирает собственные мифы по кусочкам. Любая единица информации связана в сети с другой. Статус вновь созданного произведения определяется не тем, как его оценили критики, а степенью, в которой оно связано со всем остальным миром. Человек, предмет или факт не существуют, пока у них нет гиперссылок» (Келли).
мир номер ноль

Гуманитарные итоги 2010-2020 / Текстура

мир номер ноль

Подлинный смысл телешоу "100 к 1"

Ниже даны три вопроса. Ответьте на них как можно быстрее, ни задумываясь ни на секунду:

Что бывает раскатистым?
Какая бывает роща?
Что делают из сыра?

А теперь прочитайте ответы на те же вопросы:

Что бывает раскатистым? — Поле.
Какая бывает роща? — Чистая.
Что делают из сыра? — Сырники.

Почувствовали ли вы некоторое противоречие? Если нет, дело плохо, сейчас объясню почему.

Дело в том, что я понял секрет долголетия шоу «Сто к одному». Оно идет 27-й год, правила крайне незатейливы, оно давно должно было надоесть телевизионному начальству. Но не надоело, потому что выполняет важную государственную функцию. «Сто к одному» — это русские «Люди в черном». Долгие годы в масштабах страны редакторы просеивают население в поисках шпионов и инопланетян. Те глубоко законспирированы и прекрасно подготовлены, долгие годы прикидывались актерами и предпринимателями, удачно обходясь в быту сотней-другой слов. Но, изучив русский язык, невозможно все-таки однажды не проколоться, и «Сто к одному» — это последний рубеж родины. Если ты считаешь, что раскатистым бывает поле, тебе после эфира предстоит вдумчивая беседа с товарищем майором. Добродушие Гуревича не должно сбивать с толку — человек на задании.

Собственно, выше я привел реальные ответы игроков. Не хочу думать об их дальнейшей судьбе.

Разглядеть весь этот глубокий лингвистический смысл непросто, но я-то больше 10 лет учу иностранцев русскому языку, на моих глазах создавались и рушились целые языковые миры, я делал шашлык из Шекспира и не дрогнув лицом слушал на экзамене рассказ о том, что литература — это выедо искусства. Я готов пополнить ряды редакторов «Сто к одному», у меня мышь не проскочит.

Ну и напоследок: Что бывает медовым?

«Варенье».

Пройдёмте.
мир номер ноль

Вышла статья


помимо прочего:

  • Оробий С.П. Фигура Другого в прозе Михаила Гиголашвили // Другой в литературе и культуре: сборник научных трудов: в 2 т. Т. 2 / ред.‐сост.: А.Г. Степанов, С.Ю. Артёмова. М.: Ганга, 2021. С. 245-251.
  • мир номер ноль

    «Полка» и полка

    Список «Полки» уже покритиковали за методологию: опрошены десятки человек, но оригинальный выбор, высказанный кем-то лишь единожды, исчез при суммировании мнений. Персональные списки тоже выложат, а вот мой.

    Он намеренно невелик. Книг двадцатилетия можно было назвать сколько угодно, но я поступил не как критик, а как читатель: ограничился прозой, выбрав не «важное», а любимое. Еще замечание: литература пестует чувство драмы, я же выбрал книги, вызывающие не слёзы, а радость.




    «Венерин волос» Михаила Шишкина (2005)
    Все тексты Шишкина составляют единый роман, и это — лучшая его часть





    «Захват Московии» Михаила Гиголашвили (2012)
    Единственный роман, написанный на русском как иностранном





    «День, когда я стал настоящим мужчиной» Александра Терехова (2013)
    Пересоздание литературного синтаксиса





    «Я не люблю Пушкина» Дмитрия Горчева (2013)
    Шинель, из которой вышли все нынешние блогописцы





    «Квартал» Дмитрия Быкова (2013)
    Записки подпольного self-made man’а





    «Легкие миры» Татьяны Толстой (2014)
    Лирический сарказм





    «Обратный адрес» Александра Гениса (2016)
    Идеальные мемуары





    «Целый год. Мой календарь» Льва Рубинштейна (2018)
    Идеальная оптика повседневности





    «Некоторые не попадут в ад» Захара Прилепина (2019)
    Счастливый человек на войне
    мир номер ноль

    «Полка»

    «Полка»: 100 главных русских книг XXI века
    «В составлении рейтинга приняли участие: [...] Сергей Оробий, критик, литературовед, доцент Благовещенского государственного педагогического университета [...]»
    мир номер ноль

    На этой неделе


    Книжный фестиваль «Берег»
    Благовещенск, 3-4 октября 2020 года
    помимо прочего:

  • Мы читаем неправильно. Лекция Сергея Оробия
    3 октября, суббота, 17:00
    ТРЦ "Острова", Старый город, лекторий № 1


  • Литература в 2114 году. Беседа с участием Сергея Оробия
    4 октября, воскресенье, 19:30
    ТРЦ "Острова", Старый город, лекторий № 2