konets_tsitati (konets_tsitati) wrote,
konets_tsitati
konets_tsitati

Categories:

«Texturа»: соло



Книжные влогеры читают Достоевского

Молодые люди, делающие в YouTube видеообзоры прочитанных книг, — знак времени, феномен конца десятилетия. Это явление и литературное, и педагогическое сразу, явление массовое: счет влогеров, или буктьюберов, идет на десятки. Школьники не только оказались «читающими» (ох уж эти журналистские штампы), но и по собственной воле желают рассказывать о прочитанном — в обмен на зрительское внимание, разумеется. Интересно присмотреться к тому, как они это делают.

Я недаром выбрал в качестве пробного шара именно Достоевского. По поводу этого автора между школьниками и учителями заключена хоть какая-то читательская конвенция (популярнее только Булгаков). В конце концов, из всех великих русских романов «Преступление и наказание» легче всего конвертируется в анекдот, который не стесняются цитировать сами учителя: «пять старушек — рубль». Интересно, что первый выпуск на известном канале Thug Notes, в котором актер Грэг Эдвардс на черном сленге рассказывает о классике, был посвящен именно «Преступлению и наказанию» — и, по мнению отечественных ценителей жанра, задал тем самым чрезвычайно высокую планку, «отечественные литературные блогеры до сих пор не сделали ничего настолько же крутого».

Я попробовал посмотреть на литвлогеров наивным взглядом учителя, который каждый год говорит со школьниками о том же самом — поэтому лексика и риторика показались мне очень знакомыми. Как уже говорилось, кандидатов множество, смотри-не-хочу, так что я остановился на «мужском» и «женском» варианте.

Первый ролик обнаружен на канале «Читалочка/Полина Парс» — «ДОСТОЕВСКИЙ "ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ": краткое содержание и интересные мысли», 47 640 просмотров за полтора года. Из описания: «Русская классическая литература, "классичнее" Достоевского — не найти. Поэтому начинаем с него) Если вам понравится подобное краткое изложение вперемешку с интересными мыслями, дайте мне знать об этом) да прибудет с вами ЕГЭ». Орфография и пунктуация здесь и далее сохранены.


За пределами школьных кабинетов влогеры классики не боятся, и Полина сразу берет быка за рога: «Всем бонжур, меня зовут Полина, с вами "Читалочка", и вот вы все просите, просите у меня обзоров на классику, но меня всегда удивляло, зачем вообще кому-то чужое мнение о классической литературе […] но, однако, ваши слова я игнорировать не могу, и поэтому я попробовала найти такой формат, который был бы интересен и мне, и, может быть, интересен и тем людям, которые уже читали классику, либо только-только погружается в ее изучение». Лукавая скромность на грани самоуничижения, столь популярная в соцсетях («меня всегда удивляло», «однако ваши слова я игнорировать не могу»), понимаем, понимаем — однако почему же выбран Достоевский, Полина? «Не только потому, что я его безумно люблю и уважаю, но ещё и потому что по григорианскому календарю именно 11 ноября [ролик был опубликован 11 ноября 2017 года. — С.О.] у него день рождения». Оно и понятно, Сеть живет сегодняшним днем, повод не должен залеживаться.

Влогеры не ограничены школьной программой, но ограничены законом жанра, вернее — хронометражом: публика не учитель, может и заскучать: «Сперва я хотела взять вообще все его главные романы и сделать этакий краткий пересказ их, но когда я писала сценарий, я поняла, что и так получается очень-очень много всего, поэтому решила взять для начала именно «Преступление и наказание» как тот роман, который все мы читали в школе, поэтому спойлеров большинство будет не опасаться…» Ох уж эти спойлеры! Но приятно, что от классики всё ещё ждут сюжетных неожиданностей.

Итак, в результате вынужденной самоцензуры ролик вышел десятиминутным. Формат, как и было обещано, — «краткое изложение вперемешку с интересными мыслями». Тут любопытна не столько фактология, сколько стилистика, которая у влогеров одна на всех. Вот, скажем, семейный способ спасения Раскольникова заключается в том, чтобы «выдать его сестру Дуню замуж по расчету за некоего Лужина — и нет, это не отсылка к Набокову, просто потому что они жили в разные временные пласты… ну, think about it…». Энтузиазм, в грамотных пропорциях соединенный с читательской наивностью и легким лингвистическим флером, — знакомо, иногда они так и рассуждают на уроках.

Всплывает и литературоведение в его школьном изводе: «Роде снится сон, это воспоминание из его детства, как он стал свидетелем убийства лошади — и это, кстати, очень занимательный факт, особенно если мы с вами будем постоянно помнить о том, что…» — и тут Полина проваливается в школьное сочинение «на оценку»! — «…помнить о том, что сон в классической русской литературе это такой стандартный прием для передачи настроения главного героя и некоего взгляда за кулисы его души».

Занимательные факты должны не повисать в воздухе, а работать, точнее зарабатывать (естественно, лайки), это определяет весь ход рассказа Полины: «Так вот, роман «Преступление и наказание» написан в 1866 году, зафиксируйте эту дату, а в 1889 году в итальянском городе Турине на площади произошел некий похожий эпизод…». Далее речь пойдет про Фридриха Ницше: «пишите обязательно в комментариях, как думаете вы, мог ли Достоевский повлиять на то, что Фридрих Ницше сошел с ума…». Напоминать зрителям об обратной связи — обязательный закон жанра, это как если бы учительница подмигивала классу: «Не забывайте про опции «Выход к доске» и «Итоговое сочинение»».

Выясняется, что под конец романа Достоевский всё-таки подложил читателям свинью: «Федор Михайлович дает нам спойлер: Свидригайлов, который, по словам самого Раскольникова, имеет над ним некую связь, по сути дела, очень быстро, на нескольких страницах, повторяет путь самого Раскольникова, но, естественно, не шаг в шаг». К счастью, коварно подброшенные самим автором подсказки не помешали Полине насладиться романом: «в школе, когда нам задавали читать, я прочитала ее буквально за один день, проглотила, не могла отцепиться от нее, мне было очень интересно, чем же все-таки это закончится». А я вижу тут широкие возможности по внедрению понятия «спойлер» в разговоры о программных текстах, спасибо за догадку, Полина!

Перехожу к «мужской» версии. Влогер UnkleShurik — обаятельный брюнет около тридцати лет, 45К подписчиков — любит упаковывать классику в коробки с яркими названиями: «Книги о маньяках убийцах» (орфография, напоминаю, сохранена), «Книги, которые убивают подростков» (в этом списке «Бедная Лиза» и Есенин; педагоги, будьте бдительны!). Нехитрый, но лакомый для интернет-школоты тезис о том, что классика — это хорошо, но не актуально UnkleShurik решает раскрыть на примере «Записок из Мертвого дома»: «Давайте для наглядности возьмем какую-нибудь одну тему, ну, допустим, тюремную, и начнем с Достоевского, который писал довольно много о каторге, о заключении. Допустим, его роман «Записки из Мертвого дома». Прекрасная книга? Конечно, да. Стоит ее читать? Разумеется. Но нужно понимать, что когда она была написана, Достоевский писал ее не нам и не потомкам, он писал своим современникам, и она описывает те события, те трудности, с которыми сталкивались люди в то время, и когда современники это читали, они воспринимали книгу совсем не так, как мы ее воспринимаем. Для нас это скорее что-то из истории: а вот так вот было при царизме. Естественно, мы живем в совсем другой реальности». Все подростки чувствуют это, но мало кто решится порассуждать в таком духе на уроке, тут UnkleShurik высказался за всех — и 45 тысяч просмотров ему обеспечены.



И Полина, и UnkleShurik уже не школьники, но язык, стиль — совсем как в каком-нибудь типичном 11Б. YouTube-среда, перефразируя Ахматову, «научила школьниц говорить» — научила тому, чего часто не могли добиться учителя на уроках. Они отвечают не на оценку, а за лайк, а это куда более сильный мотиватор. Влогеры не стали в одночасье демосфенами, зато не побоялись быть искренними, а что до стиля, так половина всех «взрослых» статей о литературе написана и отвратительно, и неискренне. Не нужно обольщаться, что буктьюберство потеснит традиционные школьные формы, и сочинения оно, конечно, не заменит — но оно стало знаком времени, и на фоне всеобщей истерии вокруг ЕГЭ выглядит прелестной вольницей, Запорожской Сечью, куда влогеры со свистом угоняют полоненных Пушкина и Толстого и делают с ними, что хотят — наконец-то по любви.
Tags: textura, влогеры, достоевский, новые поступления, соцсети
Subscribe

  • Существительное и глагол

    Читаю и перечитываю новую книгу Александра Гениса «Кожа времени» (2020). В ней автор прощается с прошлым (часть I «Некрологи»), ловит настоящее…

  • Конец модерна

    Странная эта идея с разрезанием толстых книг пополам, «потому что так удобнее», «и вообще — не страшно читать»; но — больше, чем курьёз.…

  • Селф-хелп и науч-поп на века

    Остряки переназывают классику на современный лад. Лучшее: Philosophiæ Naturalis Principia Mathematica (Newton) → Why Do Apples Fall Down and Not…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments