Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

мир номер ноль

Существительное и глагол

Читаю и перечитываю новую книгу Александра Гениса «Кожа времени» (2020).


В ней автор прощается с прошлым (часть I «Некрологи»), ловит настоящее (часть II «Кожа времени») и напоминает о вечном (часть III «Заповеди»). Занятная деталь, заметная генисофилам: из «Некрологов» исчез текст «Памяти книги» (впервые — в сб. «Шесть пальцев», 2009), зато в «Коже времени» появился раздел «Как мы читаем». Неспроста: прощание с книгой оказалось преждевременным, при этом за минувшее десятилетие книга из существительного стала глаголом.

Это метафора не моя, а футуролога Кевина Келли, который в книге «Неизбежно» пишет о том, что культура входит в состояние потока:
«В следующие 30 лет на наших глазах определенные понятия, например автомобиль, обувь, будут превращаться в неосязаемые глаголы. Продукты начнут трансформироваться в услуги и процессы. Данные не могут оставаться без движения». «[Так и книги вскоре] на всех этапах существования правильнее будет рассматривать как процесс, а не артефакт… Книга перестает быть просто текстом на бумаге, а наделяется сложным комплексом взаимоотношений. Она становится непрерывным потоком процесса мышления, написания, исследования, редактирования, переписывания, обмена, социализации».

В «Памяти книги» Генис писал:
«меня страшит, что компьютер убьет не столько книгу, сколько ее идею. Оставшиеся без переплета страницы вовсе не обязательно читать все и читать подряд… Получается, что я, в сущности, оплакиваю не книгу, а переплет. Однако он-то и создает композицию, иерархию, дисциплину, другими словами — цивилизацию. Книга учит, как ее читать…»
Сеть лишила книгу тела (переплета), однако конвертировала ее душу (текст) во множество форм: аудиокниги, саммари, фанфики, рекомендательные сервисы. В перспективе она слепит из миллионов томов метакнигу — правнучку нынешней Википедии, ведь
«процесс чтения становится социальным. С помощью экранов можно делиться с другими не только названиями книг, которые мы читаем, но и нашими впечатлениями и комментариями. Фактически интенсивная система гиперссылок между книгами сделает каждую из них плодом совместных усилий пользователей сети. […] [Г]лавное, что появилось благодаря революционному переходу литературных произведений в цифровой формат: во всеобщей библиотеке нет книги, которая была бы как остров, сама по себе. Они все взаимосвязаны» (Келли).
В прежней культуре книги были ульями, куда писатель нес для читателей все лучшее, что мог найти — мед смысла. Вернее, ульем была вся та культура с ее идеей бумажно-библиотечного накопления. Но теперь мы переселяемся из улья в муравейник, виртуальная природа которого призывает не копить, а делиться.

Короче, можно прощаться с книгами (существительное), но не с чтением (глагол), новые правила которого нам еще предстоит освоить. Книжник относится к этому ностальгически:
«Мы живем в переломную эпоху, когда бумажные книги еще с нами, но мы уже их оплакиваем, как приговоренных. Ностальгия по неисчезнувшему — лирический феномен, отстраняющий библиотеку. С появлением интернета, однако, чтение стало не только медленным, но и дискретным. В наши тучные дни, когда у каждого под рукой оцифрованная цивилизация, читатель обречен страдать от всеядности. Информационное изобилие оглушительно и рискованно, как выигрыш в лотерею. Получив больше, чем просили и надеялись, мы стали обладателями книг с бесконечными комментариями. Е-книга настолько богаче бумажной, что выходит за собственные границы, переставая быть книгой. И я, заменяя новой библиотекой старую, исподволь вздыхаю по тем временам, когда каждая книга жила сама по себе — без помощи Сети, справки Википедии и совета фейсбука» (Генис).
Футуролог — спокойно:
«Чтение с экрана стимулирует формирование более прагматического типа мышления. Если во время сканирования текста пользователь столкнется с неизвестным ему фактом или новой идеей, у него есть несколько возможных вариантов: изучить вопрос, узнать мнение виртуальных друзей, найти альтернативные точки зрения, создать закладку... Чтение книг усиливало наши аналитические навыки, стимулировало продолжать разбираться в вопросе. Чтение с экрана формирует навыки быстрого принятия решений, помогает связывать одну идею с другой, делает готовым к восприятию тысяч новых идей, которые появляются ежедневно... В книгах нам преподносят готовые истины, в виртуальной реальности каждый из нас собирает собственные мифы по кусочкам. Любая единица информации связана в сети с другой. Статус вновь созданного произведения определяется не тем, как его оценили критики, а степенью, в которой оно связано со всем остальным миром. Человек, предмет или факт не существуют, пока у них нет гиперссылок» (Келли).
мир номер ноль

Гуманитарные итоги 2010-2020 / Текстура

мир номер ноль

Вышла статья


помимо прочего:

  • Оробий С.П. Фигура Другого в прозе Михаила Гиголашвили // Другой в литературе и культуре: сборник научных трудов: в 2 т. Т. 2 / ред.‐сост.: А.Г. Степанов, С.Ю. Артёмова. М.: Ганга, 2021. С. 245-251.
  • мир номер ноль

    «Полка» и полка

    Список «Полки» уже покритиковали за методологию: опрошены десятки человек, но оригинальный выбор, высказанный кем-то лишь единожды, исчез при суммировании мнений. Персональные списки тоже выложат, а вот мой.

    Он намеренно невелик. Книг двадцатилетия можно было назвать сколько угодно, но я поступил не как критик, а как читатель: ограничился прозой, выбрав не «важное», а любимое. Еще замечание: литература пестует чувство драмы, я же выбрал книги, вызывающие не слёзы, а радость.




    «Венерин волос» Михаила Шишкина (2005)
    Все тексты Шишкина составляют единый роман, и это — лучшая его часть





    «Захват Московии» Михаила Гиголашвили (2012)
    Единственный роман, написанный на русском как иностранном





    «День, когда я стал настоящим мужчиной» Александра Терехова (2013)
    Пересоздание литературного синтаксиса





    «Я не люблю Пушкина» Дмитрия Горчева (2013)
    Шинель, из которой вышли все нынешние блогописцы





    «Квартал» Дмитрия Быкова (2013)
    Записки подпольного self-made man’а





    «Легкие миры» Татьяны Толстой (2014)
    Лирический сарказм





    «Обратный адрес» Александра Гениса (2016)
    Идеальные мемуары





    «Целый год. Мой календарь» Льва Рубинштейна (2018)
    Идеальная оптика повседневности





    «Некоторые не попадут в ад» Захара Прилепина (2019)
    Счастливый человек на войне
    мир номер ноль

    «Полка»

    «Полка»: 100 главных русских книг XXI века
    «В составлении рейтинга приняли участие: [...] Сергей Оробий, критик, литературовед, доцент Благовещенского государственного педагогического университета [...]»
    мир номер ноль

    На этой неделе


    Книжный фестиваль «Берег»
    Благовещенск, 3-4 октября 2020 года
    помимо прочего:

  • Мы читаем неправильно. Лекция Сергея Оробия
    3 октября, суббота, 17:00
    ТРЦ "Острова", Старый город, лекторий № 1


  • Литература в 2114 году. Беседа с участием Сергея Оробия
    4 октября, воскресенье, 19:30
    ТРЦ "Острова", Старый город, лекторий № 2
  • мир номер ноль

    Текст и традиция. Альманах № 8 (2020)

    Я

    «Texturа»: соло



    Книжные влогеры читают Достоевского

    Молодые люди, делающие в YouTube видеообзоры прочитанных книг, — знак времени, феномен конца десятилетия. Это явление и литературное, и педагогическое сразу, явление массовое: счет влогеров, или буктьюберов, идет на десятки. Школьники не только оказались «читающими» (ох уж эти журналистские штампы), но и по собственной воле желают рассказывать о прочитанном — в обмен на зрительское внимание, разумеется. Интересно присмотреться к тому, как они это делают.

    Collapse )

    Collapse )

    Collapse )

    Collapse )