Tags: прилепин

мир номер ноль

«Полка» и полка

Список «Полки» уже покритиковали за методологию: опрошены десятки человек, но оригинальный выбор, высказанный кем-то лишь единожды, исчез при суммировании мнений. Персональные списки тоже выложат, а вот мой.

Он намеренно невелик. Книг двадцатилетия можно было назвать сколько угодно, но я поступил не как критик, а как читатель: ограничился прозой, выбрав не «важное», а любимое. Еще замечание: литература пестует чувство драмы, я же выбрал книги, вызывающие не слёзы, а радость.




«Венерин волос» Михаила Шишкина (2005)
Все тексты Шишкина составляют единый роман, и это — лучшая его часть





«Захват Московии» Михаила Гиголашвили (2012)
Единственный роман, написанный на русском как иностранном





«День, когда я стал настоящим мужчиной» Александра Терехова (2013)
Пересоздание литературного синтаксиса





«Я не люблю Пушкина» Дмитрия Горчева (2013)
Шинель, из которой вышли все нынешние блогописцы





«Квартал» Дмитрия Быкова (2013)
Записки подпольного self-made man’а





«Легкие миры» Татьяны Толстой (2014)
Лирический сарказм





«Обратный адрес» Александра Гениса (2016)
Идеальные мемуары





«Целый год. Мой календарь» Льва Рубинштейна (2018)
Идеальная оптика повседневности





«Некоторые не попадут в ад» Захара Прилепина (2019)
Счастливый человек на войне
мир номер ноль

Интеллектуальная лирика-2019

  • Не тэгайте писателей, им больно! https://clck.ru/JkX3K

  • Толстому некого зафрендить в Instagram https://clck.ru/JkWtU

  • Жить по Тютчеву https://clck.ru/JkWsZ

  • Влипание https://clck.ru/JkWry

  • Хорошая новость для Софьи Андреевны https://clck.ru/JkWrW

  • Слова под дождём https://clck.ru/GL64i

  • Цитата и парадигма https://clck.ru/HrxNY

  • Идеальная невстреча https://clck.ru/HrxNs

  • Апокалипсис в сентябре https://clck.ru/JfJMb

  • Русский жанр: взболтать, но не смешивать https://clck.ru/JfJU5

  • Лавандовый раф и ирландский виски https://clck.ru/JfJXH

  • Язык дятла https://clck.ru/JfJcb

  • Пиастры, пиастры! https://clck.ru/JmLJZ

  • Дважды два никогда не четыре https://clck.ru/JpyJJ

  • Как мы делали шашлык из Шекспира https://clck.ru/Jytmm

  • Полковнику никто не пишет https://clck.ru/Kbdex

  • Дюма и бессмертие https://clck.ru/KgYi6

  • Блокпост для авторов https://clck.ru/KwhCv

  • Выедо https://clck.ru/L2XXs
  • мир номер ноль

    «Texturа»: итоги года


    Валерий Усманов. Памятник Л.Н. Толстому. Москва, 1972 год

    Неитоги-2019, или Теория рукопожатия

    Выступать в неизбежном предновогоднем жанре на этот раз не хотел. Под чем подводить черту, если никакого «литературного процесса» больше нет? Его, может, и раньше не было, но теперь растворилась даже иллюзия. Ну хорошо, Пелевин выпустил очередную книжку, породившую очередной каскад рецензий. И книжка, и рецензии уже давно вторичны, только большой энтузиаст вроде Галины Юзефович может увидеть в этом суетливом многописании последний ритуал, объединяющий посткнигоцентичную Россию. Ну хорошо, про Сорокина сняли фильм и теперь произносят это имя только после слов «русский классик» — легче им всем от этого, что ли? Прилепин написал отличную книжку про себя на Донбассе, но она мало кого интересует: важнее тот Прилепин, что в YouTube, ату его! Объявили премию «Поэзия» за «Стихотворение года» — и переругались.

    Ну а я сам-то? Где я? Попробуйте найти мой город на карте. Самый удаленный — ДАЛЬНЕвосточный! — критик: от всей литературной жизни с её интригами, премиями, скандалами меня отделяет восемь тысяч километров. Впрочем, к 2019-му вся литературная жизнь перетекла в фейсбук — стала, как в пушкинские времена, салоном, за жизнью которого подглядываешь сквозь замочную скважину соцсетей. Но фейсбучный шум раздражает…

    В общем, я зол и одинок.

    Все изменилось осенью. В сентябре мне случилось в Китае читать лекцию о современной прозе. После выступления подошел человек и пожал мне руку за то, что в лекции я уделил время Глуховскому. Мы оба были тронуты. Пусть литература перестала быть хранилищем универсальных паролей вроде «Аннушка пролила масло» и «ключ от квартиры, где деньги лежат», но смысл пароля остался. Просто теперь им обмениваются одиночки. Чтение стало сугубо персональным проектом — и последним способом не быть в Сети. Вот такая у меня сложилась насчет современной словесности теория — теория рукопожатия. Не та «теория шести рукопожатий», согласно которой я знаком с любым человеком через цепочку из пяти лиц. Не трескотня в фейсбуке. А просто — теория рукопожатия.
    мир номер ноль

    Ещё раз

    —Какие книги показались Вам наиболее значительными и почему?

    — Книга Александра Снегирева «Призрачная дорога» и роман Захара Прилепина «Некоторые не попадут в ад». Про обе я писал в «УГ», сейчас вижу, что о первой говорят мало, о второй — не то…






    Мессенджер господа бога // Учительская газета, №33 от 13 августа 2019







    Чернила и кровь // Учительская газета, №16 от 16 апреля 2019
    мир номер ноль

    Радио-эфир // "Эхо Москвы в Благовещенске", 25 декабря 2019

    Программа «На вкус и цвет»: Итоги литературного года

    Гость: Сергей Оробий. Ведущие: Алексей Воскобойников, Светлана Казачинская
    мир номер ноль

    «Учительская газета», №52 от 24 декабря 2019

    Авторы «УГ» вспоминают главные литературные события уходящего года

    1. Чем запомнился Вам литературный 2019-й год? Какие события, имена, тенденции оказались важнейшими?
    Судя по прессе, русский канон пополнился новым классиком — Сорокиным. Ирония в том, что 80% его текстов и сам разговор о сорокинском типе письма некошерны с точки зрения словесников (или я ошибаюсь?). Другой феномен-2019 — «читать модно»: за это мы должны то ли ругать, то ли хвалить Инстаграм. Вообще, книга сейчас — в первую очередь инструмент общения: прочитал, сфотографировал, ждешь лайков. Более глобальная тенденция: благодаря подкастам, соцсетям и пр. литература чувствует себя уверенее не на бумаге, а у микрофона, то есть общий вектор — от того же Сорокина и Толстого к фольклору и Гомеру.
    2. Какие книги показались Вам наиболее значительными и почему?
    Книга Александра Снегирева «Призрачная дорога» и роман Захара Прилепина «Некоторые не попадут в ад». Про обе я писал в «УГ», сейчас вижу, что о первой говорят мало, о второй — не то.
    3. Появились ли новые имена писателей, на которые стоит обратить внимание, и чем они значимы, на Ваш взгляд?
    В этом году обращают внимание не дебютанты, а писатели, вернувшиеся после долгой паузы с новыми книгами: Михаил Елизаров с «Землей», Александр Иличевский с «Чертежом Ньютона», Улицкая с новыми рассказами. Эти имена не возникали в рецензиях с начала 2010-х, а теперь вот десятилетие неожиданно заканчивается, и любопытно сверить впечатления. Сверяю.
    4. Какие тенденции, события и имена вы бы отметили в литературе для школьников и подростков?
    Я бы сказал им, что по книжкам снова интересно учиться, и назвал имена Яна Мортимера («Века перемен. Какому столетию досталось больше всего?»), Марка Медовника («Жидкости. Прекрасные и опасные субстанции, протекающие по нашей жизни»), Тима Харфорда («50 изобретений, которые создали современную экономику»), Пола Оффита («Ящик Пандоры. Семь историй о том, как наука может приносить нам вред»). И с большим интересом послушал бы, какие литературные события привлекли их внимание.
    мир номер ноль

    Homo Legens 2019/1

    мир номер ноль

    Дайджест "Лит-ра.инфо", 13 октября 2019

    VS

    Русский жанр: взболтать, но не смешивать

    Скажу коротко на необъятную тему.

    Повод дал Дмитрий Быков, не разделивший симпатий к творчеству нынешних нобелевских лауреатов: «“Бегуны”… показался мне чрезвычайно вялым и неувлекательным… моя попытка прочитать в свое время книгу Хандке “Учение горы Сен-Виктуар” обернулась для меня полным читательским поражением, потому что трех страниц этой, простите, квазиинтеллектуальной тягомотины… Это какое-то, понимаете, серое небо над среднеевропейским городом… В литературе — приходится это признать — у Россия эмоциональный диапазон другой, проблемы ее масштабнее», и вообще — «проза на грани эссеистики — это не русский вариант».

    Каково? Сначала пожимаешь плечами: куда там, нет более склонных к философствованию писателей, чем русские! Но не всё так просто.

    Во-первых, толочь воду в ступе и впрямь не в нашей стилистической традиции, вот плеснуть бензином в костер полемики — другое дело. Во-вторых, как я понял десять лет назад расшифровывая для диссертации* жанр «Бесконечного тупика», всё дело в алхимически странной смеси «эссеистики» и «романности». Так сделана вся русская проза, которую Галковский обратил в кошку Шредингера**. Смешав «проклятые вопросы» с «воскресным чтением», русские прозаики получили особый жанр — метафизический квест, представленный в диапазоне от «Путешествия из Петербурга в Москву» до «Возвращения в Египет». Фабула его — побег, всегда чреватый возвращением в плен: хоть на каторгу, как Раскольников, хоть на Выборгскую сторону, как Обломов, хоть обратно на Соловки, как Артём Горяинов. Но плен может обернуться духовной свободой, мол, «сажайте, и вырастет» (так могли бы называться и мемуары Пьера Безухова).

    Осталось написать об этом новую диссертацию.

    ________________________

    * «Какой еще диссертации?» = https://imwerden.de/publ-2525.html

    ** «Какую еще кошку?» = http://lit-ra.info/kolonka-sergeya-orobiya/tvin-piks-russkoy-literatury/
    мир номер ноль

    Дайджест лета

  • Слова под дождём https://clck.ru/GL64i

  • Цитата и парадигма https://clck.ru/HrxNY

  • Идеальная невстреча https://clck.ru/HrxNs